Различные каталоги » Алфавитный список приходов Псковской епархии до 1917 года » Приходы Порховского уезда » Хохловы Горки (Богородицкое), церковь Грузинской иконы Божией Матери » Сведения в архивах и краеведческом музее » Документы по приходу села Богородицкое в Порховском краеведческом музее

Print

Документы по приходу села Богородицкое в Порховском краеведческом музее.

Доклад на 14-ых Порховских краеведческих чтениях о.Сергия Тимошенко - настоятеля храма иконы Божией Матери "Всецарица", что в Логовино.
Благодарю о.Сергия за предоставленные сведения.

Данный доклад посвящён 120-летию строительства храма в честь «Грузинской» иконы Божией Матери Порховского уезда с. Богородицкое (ныне Хохловы Горки).

Следует отметить, что первоначально одноимённый деревянный храм с приделом в честь Дмитрия Ростовского был построен в 1760 г. тщанием воеводы г. Тулы полковником Скобельцыным. В 1895 г., по всей вероятности, из-за обветшания был построен новый, также деревянный храм, который сохранился до наших дней в первозданном виде.

Икона «Грузинской» Божией Матери является очень редкой и посвящённых ей храмов в России очень мало. В Псковской епархии это единственный храм и его строительство, скорее всего, связано с обетом (обещанием) либо жителей села, либо строителя церкви полковника Скобельцына в связи с какими-то жизненными обстоятельствами.

История явления чудотворного образа такова. Первоначально икона находилась на территории Грузии. Когда в 1622 году персидский шах Аббас захватил эту страну, икона была вывезена в Персию. Три года спустя на одном из восточных базаров эту икону увидел Стефан Лазарев - приказчик купца Григория Лыткина из Ярославля. Находившийся в Персии по торговым делам Стефан не смог пройти мимо православного образа и на свой страх и риск приобрел икону, хотя богато украшенная золотом и серебром святыня стоила недёшево.

Приблизительно в это же время его хозяину Григорию Лыткину было во сне откровение о некой иконе, которую было необходимо передать в монастырь под Архангельском. Не придав значения сну, Лыткин вскоре забыл про него.

Через четыре года после этого события в 1629 г. в Ярославль возвращается Стефан и показывает приобретенную икону Божией Матери. Купец тут же вспоминает про таинственное сновидение и направляет образ в Красногорский (ранее Черногорский) монастырь под Архангельском на реке Пинеге, где специально для неё строит церковь.

Икона оказалась чудотворной. Монах обители - слепой и глухой Питирим после молитв перед этим образом обретает зрение и начинает слышать.

Многочисленные чудеса от иконы стали происходить и в дальнейшем. В 1658 г. был издан специальный указ царя Алексея Михайловича и патриарха Никона об установлении дня празднования иконе 4 сентября (по новому стилю), а с 1698 г. было предписано каждый год приносить чудотворный образ Божией Матери в Архангельск для «освящения града и христолюбивых народов, требующих Божией и Ея Богоматери милости».

Но не только в Архангельск крестным ходом носили икону, но и в Москву, Вологду, Переславль-Залесский и другие российские города.

Множество чудес, исходивших от иконы с момента её явления и до наших дней, описаны в церковных источниках. Они являются свидетельством милости и молитвенного заступничества Пресвятой Богородицы всем с верою притекающих к этому чудотворному образу.

Сама чудотворная икона Божьей Матери до наших дней не сохранилась. В 20-х гг. прошлого века с закрытием Красногорского монастыря икона исчезает и появляется в 1946 г., когда монастырь открывается вновь. Тогда архангельский епископ Леонтий сообщил в Патриархию, что икона участвовала в крестном ходе в Архангельске, но после этого образ снова был утерян.

Со святого образа делались многочисленные списки (копии) и четыре из них, как и оригинал, прославились впоследствии своими чудотворениями. Три из них находятся в Москве, ещё одна очень почитаемая копия с Грузинского образа находится с 1661 г. в Раифской Богородицкой пустыни Казанской епархии.

Целью этого доклада является исследование сохранившейся части церковно-приходского архива храма. В фондах нашего краеведческого музея находится небольшая часть приходского архива церкви. Это финансовые книги, книги брачных обысков, исповедные росписи. Основная часть церковного архива (метрические книги о рождении, браке и смерти) находится в ГАПО (фонд 39, описи 12,15,22).

Финансовые книги (3 экземпляра) являются типовыми и датируются 1823-1874 гг. и отражают поступление и расход денежных средств прихода. Все книги прошнурованы и скреплены печатью Порховского Духовного Управления.

Брачный обыск - письменный акт, содержащий определённые сведения о людях, собирающихся венчаться в церкви и устанавливающий отсутствие препятствий к совершению таинства венчания.

Первоначально основным законодательным документом по вопросам брака был сборник греко-римских законов - Кормчая Книга. Затем брачные отношения в России регулировались венечными памятями, которые были установлены на Стоглавом соборе 1666-1667 гг., решения которого предписывали священнику «не обыскав отнюдь не венчати». Необходимость проведения брачных обысков была подтверждена «Указом старостам поповским» в 1697 г.

Венечная память являлась документом, который выдавался от имени патриарха или епархиального архиерея доверенными духовными лицами на имя священника на совершение конкретного венчания, при этом с жениха и невесты взималась венечная пошлина.

В 1765 г. венечные памяти были упразднены указом Сената «Об уничтожении венечных памятей и денежного сбора с оных и о произведении обысков прежде венчания вступающих в брак». Указом вводились брачные обыски - акты, составляющие содержание обыскных книг. В 1837 г. форма брачного обыска была изменена. В конце 19 в. - начале 20 в. брачный обыск получил второе название - предбрачное свидетельство.

Брачный обыск включал в себя восемь пунктов, подлежащих исследованию священником:

1) звание и состояние;
2) место жительства;
3) возраст;
4) отсутствие плотского и духовного родства и свойства;
5) семейное положение;
6) взаимное согласие (отсутствие принуждения). До 1775 г. от родителей венчающихся также требовалась присяга, что жених и невеста добровольно вступают в брак, без принуждения со стороны родителей;
7) согласие родителей или опекунов;
8) необходимые письменные документы, прилагавшиеся к обыску.

Не имели права вступать в брак монашествующие и архиереи. Указом Петра I был запрещён брак с безумными. Кроме того, запрещался брак лицам, по чьей вине был расторгнут предыдущий брак (совершившим супружескую измену или безвестно отсутствовавшим более 5 лет).

Запрещался брак христиан с нехристианами. Заключение брака с христианами других конфессий допускалось, но неправославный супруг должен был давать подписку, заверенную полицейским чиновником и свидетелями:

«Нижеподписавшийся или нижеподписавшаяся (звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание) сим удостоверяю, что вступаю в брак с NN (звание, имя, отчество и фамилия) православного исповедания; в воспитании детей от сего брака буду поступать согласно с законами государства Российского, т. е. буду крестить и воспитывать в православной вере».

До 1864 г. иностранцы, вступавшие в брак с российскими подданными, должны были также принять подданство.

Ограничения по месту жительства были связаны с тем, что до второй половины 19 в. было запрещено венчать прихожан других приходов.

Возраст, с которого разрешалось вступать в брак, менялся с течением времени. Кормчая Книга и Стоглавый собор разрешали брак для юноши с 15 лет и для девушки - с 12. Указ Синода 1774 г. устанавливал брачный возраст 15 лет для юношей и 13 - для девушек. По указам 1830 и 1833 гг. вступать в брак разрешалось лицам мужского пола с 18 лет, лицам женского - с 16 лет. Если обнаруживалось, что брак был заключён ранее установленного возраста, молодых разлучали до достижения совершеннолетия, а потом венчали вновь.

По решению правящего архиерея брак мог быть одобрен и лицам более раннего возраста, которым недоставало до нужного возраста не более полугода. Законодательством также делалось исключение для жителей Закавказья, брачный возраст которых 15 лет для юношей и 13 лет для девушек.

Интересно, что законом запрещалось также вступать в брак людям старше 80 лет.

Если существовала большая разница в возрасте жениха и невесты, священник должен был попытаться отговорить желающих вступить в брак, но всё-таки венчать их, если те продолжали настаивать на своём желании.

В крестьянских семьях практически все мужчины вступали в брак в возрасте от 18 до 30 лет. Более 80% женилось до 25 лет, из них больше половины - в возрасте от 18 до 21 года. Более поздние браки в конце 19- начале 20 в. обычно были связаны с военной службой: отставные солдаты женились, как правило, в возрасте 25-30 лет.

У женщин абсолютное большинство браков приходится на возраст до 20 лет. Самый распространённый брачный возраст - 17 лет.

Большинство браков в крестьянских семьях заключалось между людьми с разницей в год - два, реже - с ровесниками. Однако браки, где муж был старше на 6 и более лет, по статистике составляли около трети всех браков.

Брачный обыск подписывался женихом и невестой, двумя или тремя поручителями и причтом церкви (причт-состав лиц, служащих при какой-либо одной церкви: как священнослужителей, так и церковнослужителей).

Книги брачных обысков обычно охватывали браки за 5-10 лет и хранились в ризнице церкви. Копия брачных обысков, в отличие от метрических книг и исповедных ведомостей, в Духовную консисторию не подавалась. Брачные обыски сохранились крайне фрагментарно, поскольку в годы советской власти считались документами персонального характера, подлежащими уничтожению.

Из церковного архива в фондах находится 3 книги брачных обысков: 1838-1849 гг., 1870-1889 гг., 1907-1918 гг. Изучение этих актов показало, что возраст венчавшихся пар в целом соответствует выше приведённой статистике по Российской империи. Количество венчаний по годам колеблется от 6 (1871-1872 гг.) до 26 (1907) г. Браки, в основном, заключались между прихожанами Богородицкой волости как самой большой по численности населения. В книгах также зафиксированы брачные обыски пар из соседних, окормлявшихся приходом волостей: Бешковицкой, Сухловской и др. Имеются записи обысков прихожан из других приходов: Славковского, Павского и др. По брачным обыскам это невесты, выходящие замуж за прихожан Богородицкого прихода. Интересным моментом является снижение количества венчаний примерно вполовину в 1915-1917 гг. (соответственно 13, 5, 8 венчаний) в сравнении с предыдущими годами:1913 г. - 16 венчаний, 1914 г. - 21 венчание. Скорее всего это связано с началом Первой мировой войны и призывом мужского населения на фронт.

Однако за 1918 г. зафиксировано 39 (!) венчаний: 29 из них это пары из Богородицкого прихода, а 4 пары (либо жених, либо невеста или оба) не являлись прихожанами. В книге брачного обыска указывается их прежнее место проживания: Островский уезд, Ярославская и Смоленская губернии, Лифляндия. Миграция населения империи, вызванная революционными событиями, нарушила патриархальный быт села.

Примечательным является тот факт, что книга брачных обысков заполнялась до конца 1918 г., хотя при захвате власти большевиками в 1917 г. Церковь была отделена от государства и уже не имела права совершать акты гражданского состояния. Отголоском тех революционных событий является запись от 9 октября 1917 г., где жених и невеста записаны как граждане, а не по сословному признаку. Это единственная запись в книге.

Исповедная роспись (духовная или исповедальная ведомость, Великопостная роспись) - ежегодный отчётный документ, составляемый по каждому приходу Православной церкви в Российской империи в 18 в. - начале 20 вв. и представляет собой посемейный список всех проживающих на его территории прихожан (за исключением младенцев возрастом менее 1 года), с указанием для каждого человека, был ли он в этом году во время Великого поста или во время других трёх постов на исповеди и причащался ли у приходского священника, а если нет - то по какой причине (например, за малолетством).

Старейшая инструкция по составлению исповедных росписей была принята святейшим патриархом Московским Адрианом ещё 26 декабря 1697 г. Её появление было связано с борьбой со староообрядчеством и выявлением раскольников. Исповедные росписи должны были представлять собой три списка. В первом перечислялись бывшие на исповеди прихожане, во втором - не ходившие на исповедь, в третьем - раскольники. Однако тогда эта отчётность не была воплощена в жизнь. В 1716 г. Петром I был издан указ «О хождении на исповедь повсегодно, о штрафе за неисполнение сего правила, и о положении на раскольников двойного оклада». Этим же указом было предписано духовникам подавать светским властям именные списки неисповедавшихся. Однако этот указ первые годы продолжал не исполняться; лишь с 1718 г. начинают составляться первые росписи. 7 марта 1722 г. Священным Синодом был принят указ, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии, начиная с 7 лет, у своего священника». Отсутствующие больше года в своём приходе могли исповедываться и причащаться у другого священнослужителя, но после должны были об этом предъявить справку в церковь по месту проживания. В том же 1722 г., 16 июля совместным Сенатским и Синодальным приказом было установлено обязательное ведение исповедных росписей. Окончательно форма исповедных росписей, которая просуществовала практически неизменной до их отмены, была определена указом императрицы Анны Иоанновны в 1737 г.

Исповедная роспись схожа с прочими церковными документами. Первым указывался порядковый номер семьи или двора, далее шёл непосредственно перечень прихожан, где первоначально вписывали представителей мужского пола, после этого могла быть записана жена или другая родственница главы семьи. В следующие столбцы исповедной росписи вносился возраст, сословная или владельческая принадлежность. Обычно записывалась та социальная группа, к которой принадлежали перечисленные в нём на данной странице люди: духовные и их домашние (обычно в первую очередь в списках шёл сам церковный причт), крестьяне и их домашние (или просто - поселяне) и т. д. Всего в исповедных росписях, помимо раскольников, с 1713 по 1842 г. официально разделяли 7 социальных групп, с 1843 по 1860 г. - 6, начиная с 1861 г. - духовные, военные, статские, городские станы и крестьяне. Иногда прямо в этом списке указывался населенный пункт, в случае если к приходу относились несколько селений. Тут же отмечалось присутствие либо отсутствие на исповеди:

1) «Кто были у Исповеди и Святого Причастия». В этой части росписи указывался перечень членов семей с отметкой о присутствии или отсутствии во время Великого поста. В исповедную роспись записывалось «был» или «не был» прихожанин участником таинства.

2) «Кто же исповедовались токмо, а не причастились, и за каким винословием». По усмотрению священника в неё вносились те, кто не причащался более года. Если время пропуска составляло более трёх лет и прихожанином не представлялись документы, объясняющие его отсутствие, то священник отмечал это в исповедной росписи и сообщал о таком человеке своему епархиальному начальству, которое могло отнести его к раскольникам (старообрядцам или иным людям, придерживавшихся не православного вероисповедания).

3) «Которые у Исповеди не были». Исповедная роспись в третьей части обычно содержала перечисление раскольников и причин, почему жители не могли явиться к принятию таинств в церковь. Причинами пропусков чаще всего указывались «по отлучке» или «по нерадению», однако исследователями в редких случаях выявляются записи «за леностью» и аналогичные им, характеризующие личность человека соответствующим образом. На прихожан, попавших в этот список, светскими властями мог налагаться штраф «против доходу с него втрое», причем уплата штрафа не освобождала человека от обращения к таинству исповеди.

После этой таблицы шла вторая - сводная ведомость по приходу или табель. В ней приводился общий итог: сколько дворов, сколько душ той или иной социальной группы, мужского и женского пола в приходе.

В конце документа шло заверительное объявление, что в нём всё верно написано, без укрывательства и приписок, а за выявленную в случае чего ложь, составители готовы нести ответственность в виде штрафов. После шли подписи (скрепы) всех лиц церковного причта мужского пола.

Если на территории прихода проживали раскольники, то после итоговой сводки приводился их список.

Один экземпляр росписи оставался на хранении в церкви, другой отсылался в Духовную консисторию, где, как правило, подшивался в дело вместе с отчётами по соседним приходам (например, приходам одного и того же духовного управления). Это правило объясняет то, что в фрагментарно сохранившемся церковном архиве отсутствуют по неизвестным нам причинам метрические книги, но они есть в ГАПО.

При отсутствии метрических книг, исповедные росписи имели юридическую силу и использовались при разрешении брачных и земельных конфликтов. Переезжающим настоятель церкви выдавал справку об исповедовании, без которой невозможно было совершить таинство венчания на новом месте.

Необходимость ведения исповедных росписей была отменена в 1917 г. Однако, в отдельно взятых приходах они продолжали составляться и некоторое время и после. Согласно бюллетеня Центрархива РСФСР от 25 мая 1927 г., все исповедные росписи, начиная с 1865 г. и более поздние, подлежали уничтожению в государственных архивах, как не имеющие исторической ценности. Некоторое количество росписей сохранилось в уцелевших архивах приходов как, например, исследуемые в докладе росписи, которые поступили в фонды музея в 1994 г.

Сохранившиеся исповедные росписи фрагментарны, но за большее количество лет, чем брачные обыски: 1812-1829 гг., 1837-1889 гг. Анализируя их по прямому назначению видим, что в начале 19 в. все прихожане, за редким исключением, каждый год были на исповеди и причащались. Но постепенно, ближе к 60-м гг. и позднее, растёт число прихожан, уклоняющихся от этих таинств Церкви: 1887 г. - 104 чел., 1888 г. - 146 чел., 1889 г. - 107 чел. Это свидетельствует о распространении в тот период идей западничества, атеизма и как следствие, постепенном охлаждении веры даже среди сельского населения, что является одной из главных причин революционных событий 1917 г.

В росписях указано об отсутствии на территории прихода старообрядцев за весь исследуемый период.

Исповедные росписи, имея духовное назначение, являются прекрасным источником статистики жизни прихода и духовно окормляемых им окрестностей за 77 исследуемых лет. При анализе сословий видим, что первоначально клир (священнослужители) состоял из священника, диакона и псаломщика. Позднее диакон в штате уже отсутствует. Количество военных и их семей ( а оно по годам очень сильно колеблется в сравнении с другими социальными группами ) увеличивается приблизительно в 6 раз: 1812 г. – 15 чел., 1889 г. – 97 чел. Но число дворовых в связи с отменой крепостного права уменьшилось приблизительно в 2 раза: 41 чел. в 1812 г., 20 чел. в 1889 г. С 1858 г. в росписях в разделе табеля «статские» появляются 4 чел., а в 1863 г. в разделе «купцов, мещан, цеховых и прочих городских обывателей » значится 6 чел.; до этого времени в этих разделах стоял прочерк.

Количество дворов со 140 в 1812 г. увеличивается до 331 в 1889 г.

Число прихожан в 1812 г. составляло 1048 чел. (510 мужчин и 538 женщин), а в 1889 г. - 2300 чел. (1151 мужчина и 1149 женщин). За исследуемый период количество прихожан прихода увеличилось на 1252 чел. Прирост населения отдельно взятого прихода Псковской губернии отражает общую картину по империи:

Динамика численности населения 50 губерний Европейской России за 1811-1913 гг.

Годы

Численность населения в тыс.

Прирост  численности
по сравнению

с предшествующей датой

Численность населения
в процентах к 1811 г.

в тыс.

в процентах

1811

41805,6

--

--

100,0

1863

61175,9

19370,3

46,3

146,3

1913

121780

60604,1

99,1

291,3

В течение периода с 1810 по 1910 гг. рост населения Российской империи оказался более высоким, чем в других странах Европы: население России увеличилось на 192%.

Примечательно, что в 1810-1860 гг. рост населения России был несколько меньше, чем Англии, но превышал рост населения Германии, Италии и Франции. В следующие же 50 лет (1860-1910 гг.) рост населения России превышал рост населения всех четырех упомянутых стран.

Увеличение населения империи такими темпами свидетельствует о благосостоянии народа и является одним из главных показателей мощи государства, о чём и говорит история православной Российской империи.

Список используемой литературы:

1. Фонды Порховского краеведческого музея (Ф-36 Б).

2. ГАПО, Ф.39, Оп.12,15,22.

3. Православная энциклопедия, т.13, стр.188-190.

4. Псковская епархия. Справочник-путеводитель. С-Пб., 2009, стр.138.

5. Порхов и его уезд. Псков, 2005, стр.336.

6. Карташев А.В. История Русской Церкви. Т.1, стр.539. Т.2, стр.497-498, 554, 711-713.

7. Васильева Л.В. Имения Порховского уезда, Псков, 2008, стр.19-20.

8. Урланис Б.Ц., Рост населения в Европе, М., 1941, стр.414-415.

Последнее редактирование - 10 апреля 2017 года.